Главная

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

304
Можно ли спасти недоношенного ребенка и почему случаются преждевременные роды? Где лучшие специалисты в этой области и куда обращаться в экстренной ситуации? На эти вопросы мы попросили ответить врача-реаниматолога, неонатолога Марию Александровну Мумрикову.

Недоношенность — сложная проблема, но в наше время она перестала быть безнадежной. В Москве ежегодно рождаются 500 детей с экстремально низкой массой тела. И многих удается спасти.

Тем не менее круг специалистов, занимающихся недоношенными детьми, остается очень узким. Таких врачей называют неонатологами, они посвящают себя помощи недоношенным детям, которые находятся в особой зоне риска, так как их организм не успел до конца сформироваться для существования в нашей среде.

С одним из них, Марией Александровной Мумриковой, реаниматологом-неонатологом отделения реанимации новорожденных Перинатального центра ГКБ 24, ассистентом кафедры Медицинской элементологии РУДН и экспертом благотворительного проекта «Жизнь на ладошке», мы поговорили о проблеме и узнали, как можно предотвратить преждевременные роды.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Дети, рожденные с 22-й до 38 недели беременности являются недоношенными. Современный уровень развития медицины часто позволяет выходить ребенка, рожденного на 22 неделе беременности, и бороться за качество его жизни. Рождение на более ранних сроках сегодня не оставляет шансов.

loading...

Дети, рожденные после 32 недели, так называемые «поздние недоношенные», в большинстве случаев не нуждаются в длительной и серьезной медицинской помощи. Однако новорожденные с весом менее 1500 и 1000 граммов (дети с очень низкой и экстремально низкой массой при рождении) нуждаются в особом внимании медицинского персонала и имеют более высокий риск развития инвалидности.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Такой вопрос я и мои коллеги слышат постоянно не только от людей, далеких от медицины, но и от врачей.

Лично для меня все однозначно: преждевременные роды — это неестественно, ребенок должен развиваться внутриутробно положенный срок, тогда малыш будет готов к появлению на свет. Преждевременные роды — это серьезнейшая катастрофа, сравнимая с аварией на дороге: есть пострадавшие, и им нужно оказывать помощь. Возможно, что человек, попавший в аварию, станет инвалидом, может быть, будет лежать в коме, а, может, выздоровеет. Если врач будет думать о последствиях и выбирать кого спасать, а кого нет, он потеряет время и в итоге не спасет никого.

Так же и ранние роды: ребенок из привычной внутриутробной среды оказывается выброшенным в условия, где он самостоятельно существовать еще не может. Наша задача — не думая о последствиях, помочь такому беззащитному человеку, попавшему в «аварию». Потому что «последствия» — понятие относительное и философское: в одной больнице человеку после катастрофы ампутируют ногу, а в другой есть сосудистый микрохирург, и ногу сохранят.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Сейчас современную медицину обвиняют в том, что в безнадежных случаях она искусственно поддерживает жизнь множеством приборов, обрекая человека на долгие страдания и зависимость от сложной аппаратуры.

Но я скажу обратное: развитие медицины иногда приводит к тому, что очень сложные категории больных перестают зависеть от аппаратуры и сложных операций, и моя специальность — неонатология — тому большое подтверждение: однажды в нашей специальности настало время, когда неонатологи перестали интубировать (переводить на инвазивную вентиляцию легких) большинство своих маленьких пациентов. Мы перестали это делать не потому, что решили отказаться от помощи маловесным детям, а потому, что помощь недоношенным перешла на такой уровень, что большинство из них перестали нуждаться в инвазивной вентиляции легких. Это была революция в неонатологии. Эра сурфактанта и неинвазивной вентиляции. Точка невозврата. Время тотального снижения инвалидности и летальности среди недоношенных детей.

Раньше врач, интубируя ребенка, спасал маленькому человеку жизнь, но сама инвазивная вентиляция способствовала формированию тяжелых форм бронхолегочной дисплазии, влияла на частоту и тяжесть ретинопатии недоношенных (нарушение развития сетчатки, крайняя степень — слепота), ребенок имел высокий риск внутричерепного кровоизлияния. Усилиями многих ученых и практикующих врачей был создан протокол лечения дыхательных расстройств и поминутный протокол оказания помощи детям в родильном зале, который позволил большому количеству детей избежать инвазивной вентиляции. Неинвазивная вентиляция и новые подходы к выхаживанию детей позволили снизить частоту вышеописанных состояний и осложнений в огромное количество раз.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться
 
Развитие медицины приводит к тому, что очень сложные категории больных перестают зависеть от аппаратуры и сложных операций, и неонатология — тому подтверждение.

Когда сегодня я вижу ребенка, рожденного с экстремально низкой массой тела, весящего при рождении 700-800 граммов, который способен в первые дни и недели своей жизни самостоятельно дышать и не зависеть от респираторной терапии, — я считаю себя свидетелем настоящего и вполне ощутимого чуда.

Иногда на недоношенность можно списать все что угодно, хотя проблема может иметь более общий характер. Например, некоторое время назад тяжело болеющие недоношенные дети, впрочем, как и люди другого возраста, часто имели нарушения свертываемости крови в виде тромбоза. Большая команда врачей во главе с московским гематологом Павлом Вячеславовичем Свириным разработала протокол лечения тромбозов у новорожденных. С тех пор, как этот протокол лежит у каждого неонатолога на столе, тромбозы стали управляемы и излечимы. Так недоношенные дети избавились еще от одной проблемы, которая вела к риску для жизни и инвалидности.

Иногда у недоношенного ребенка продолжает функционировать Боталлов проток и нарушается гемодинамика. Боталлов проток — маленький сосуд, который обеспечивает внутриутробное кровообращение. Если он продолжает функционировать после рождения, он может серьезно нарушать сердечно-легочную деятельность. Раньше таких детей оперировали в кардиохирургическом стационаре, делая практически операцию на открытом сердце с вхождением в грудную клетку. Сейчас есть лекарство, которое закрывает этот проток. В операции дети могут нуждаться только в сложных случаях.

Все помнят девиз фонда «Подари жизнь» — «Детский рак излечим». Благодаря усилиям огромного количества людей это действительно стало возможным. Очень похожая ситуация и в неонатологии — большинство недоношенных детей имеют шанс на жизнь без инвалидности, что, впрочем, пока не исключает очень тяжелых и сложных последствий.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Выхаживание недоношенного ребенка даже при хорошем исходе — тяжелый стресс для семьи, оно требует огромных усилий большой команды медиков в течение многих месяцев. Ребенок, который еще должен был слышать сердце матери, находиться в тепле и комфорте, оказывается в кювезе, оплетенный датчиками и катетерами, его тревожат, чтобы провести исследования или выполнить назначения.

В любом случае мы делаем все возможное, чтобы этот появившийся раньше срока очень маленький человек получил самую лучшую помощь и максимально избежал отклонений и инвалидности: рядом с ним будет стоять аппарат вентиляции легких стоимостью несколько миллионов рублей, за жизненно важными функциями будет следить монитор в полмиллиона рублей, столько же будет стоить кювез, поддерживающий нужную температуру и влажность внутри, все необходимые препараты и питательные вещества будут подаваться через шприцевые насосы, каждый день будут требоваться расходные материалы и лекарства. В такой ситуации медики обычно ощущают себя героями произведения Сэлинджера «Над пропастью во ржи» — малейшее промедление и неисправность могут привести к катастрофе.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться
 
Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Самое важное, что мы можем сделать для недоношенных детей, — это предотвратить преждевременные роды. Полный список причин преждевременных родов пока не готов составить никто, среди них часто называют инфекции, сопутствующие заболевания матери или даже обоих родителей, образ жизни, наличие вредных привычек. Но нам важно понять — способны ли будущие родители повлиять на ситуацию.

Помимо своей работы, я преподаю в медицинском университете, мои студенты — это 20-летние ребята, которые в большинстве своем вскоре станут родителями. Я задаю им вопрос, на который отвечают единицы или вообще никто: «Что такое прегравидарная подготовка?».

Прегравидарная подготовка — это подготовка к беременности, комплекс простых мер, которые могут увеличить шансы на зачатие, снизить частоту невынашивания беременности и преждевременных родов.

Самое удивительное, что большинство мер связано с правильным питанием матери. Достоверно доказано, что дефицит витамина D, латентный дефицит железа, дефицит цинка, фолатов, а иногда избыток тяжелых металлов могут приводить к бесплодию, невынашиванию беременности и даже к врожденным порокам развития. Подумать только — пороки развития, которые можно предотвратить полноценным питанием!

Редкий врач готов заниматься женщиной не на потоке, а индивидуально, исследуя и корректируя, казалось бы, элементарные вещи — дефицит белка в организме (а это дефицит гормонов), дефицит или избыток микроэлементов и другие параметры, которые входят в понятие прегравидарной подготовки. Результаты таких врачей радуют — часть тех, кто пришел на программу подготовки к ЭКО, оказываются способны зачать и родить самостоятельно.

Когда у всех вокруг все достаточно благополучно, рождаются доношенные здоровые дети, подготовка к беременности кажется лишней тратой времени. Впрочем, я как реаниматолог хочу сказать, что в Москве ежегодно несколько тысяч детей нуждаются в серьезной реанимационной помощи после рождения, а около пятисот рождаются с экстремально низкой массой тела. Для семьи это часто бывает неожиданностью.

Недоношенность и преждевременные роды: что нужно знать и куда обращаться

Многим сейчас известно, что прием фолатов за три месяца до беременности и в первый триместр беременности снижает риск развития пороков развития нервной трубки и сердца. Неблагоприятно влиять на течение беременности могут дефицит железа (даже скрытый), дефицит витамина D и йода, дефицит цинка, меди, марганца, селена, избыток тяжелых металлов, нарушение функции щитовидной железы. Пока, к сожалению, редкие женские консультации и центры репродуктивных технологий предлагают такие базовые исследования, поэтому наша задача — задача врачей — информировать будущих родителей, чтобы они заботились о своем здоровье и здоровье своих детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.