Главная

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

В среднем каждый 3-й школьник подвергается травле со стороны сверстников, если верить официальной статистике. При этом огромное количество случаев буллинга остается вне поля зрения властей. Часто даже родители не подозревают, что у ребенка проблемы. Хуже того, ругают за плохие оценки и прогулы, даже не догадываясь о настоящей причине изменившегося поведения.

Сегодня я поделюсь с Milayaya.ru собственным опытом и расскажу, с чем сталкивается ребенок, которого травят в классе, и как это влияет на его жизнь в дальнейшем.

Все началось, когда я пошла в 5-й класс в новую школу

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

Я после окончания 3-го класса — ровно за 3 месяца до встречи с новыми «друзьями».

Точкой отсчета стал социальный опрос в новом классе: у кого двое родителей, а у кого — один. Я заранее подошла к классному руководителю и попросила не акцентировать на мне внимание. Она согласилась, а во время опроса отчетливо спросила: «Кто живет с опекунами?» Все молчали, и я тоже. Она подошла ко мне и сказала: «Почему ты не поднимаешь руку, ведь живешь с тетей?» — разумеется, раздался дружный детский смех. Несколько недель на меня показывали пальцем и громко обсуждали, что у меня нет родителей. К счастью, никто не знал, что мой отец погиб, а мать в силу обстоятельств вынуждена была отказаться от меня, иначе обсуждали бы и это.

Это было чертовски обидно. Даже спустя много лет, когда я училась в университете, все равно каждый раз вздрагивала, когда кто-то из социальной службы публично говорил о моем статусе. Хотя, конечно, никто над этим больше не смеялся.

В школе ситуацию осложняло еще и то, что я всегда была отличницей и поднимала руку каждый раз, даже когда учитель задавал риторические вопросы. Конечно, к длинному списку обидных прозвищ добавилось еще одно — Ботанка. В университете, кстати, любовь делать все раньше всех и лучше всех тоже не сыграла мне на руку: среди одногруппников друзей у меня не нашлось.

Одноклассники прятали мой рюкзак и бросались жвачками

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

Чувствовала я себя примерно как героиня фильма «Чучело».

У меня, к сожалению, не было возможности купить красивый рюкзак, поэтому я ходила со старым портфелем двоюродного брата. Брат был старше меня на 11 лет. Его рюкзак выглядел соответствующе — над ним смеялись все кому не лень. Его закидывали на высокий шкаф, откуда я не могла достать его, даже если вставала на стул. Из него вытаскивали тетради, учебники, ручки и разбрасывали по всему кабинету. Его внезапно крали и прятали, а я нигде не могла его найти и плакала от бессилия и злости. Классу к 7-му я начала оставлять рюкзак на улице и ходить в школу с пакетом. Злополучный портфель забирала на обратном пути.

К сожалению, такую штуку не удалось провернуть с другим «символом» моего детства — спортивными штанами, которые были похожи на мужицкие треники и собирались в предательские складки вообще везде. Я уже говорила, что денег особо не было, поэтому мне даже в голову не пришло попросить опекунов купить мне другую одежду.

Когда я впервые пришла на урок физкультуры в этом, то хотела провалиться сквозь землю: вокруг смеялись все. Даже девчонки. Больше я на физру не ходила (всем врала, что ходила), а в конце четверти мне за это прилично влетело от тети, но правду так и не сказала, а надо было. Уверена: взрослые посмеялись бы тогда надо мной и купили другие спортивки, но было стыдно признаваться. Причина стыда до сих пор мне не ясна. В общем, до конца года я ходила на физру в джинсах и получала от физрука, зато никто не смеялся.

Третий — и заключительный — эпизод. В один из «прекрасных» дней двоечник и хулиган, сидевший на последней парте, прямо во время урока подкрался ко мне и залепил жвачку прямо в волосы. Я неожиданно разревелась, кажется впервые при всех. Учительница отпустила меня домой и накричала на обидчика. Никто не пришел в школу разбираться, никто не обещал надавать ему по ушам — короче говоря, он чувствовал себя безнаказанным. А мне несколько месяцев приходилось делать высокий хвост или косу, чтобы ничего не торчало, потому что волосы на темечке мне благополучно выстригли: убрать жвачку не получилось.

Этот же одноклассник через 10 лет после окончания школы нашел меня в соцсети и написал: «Привет! Помнишь меня?» Я, конечно, не удержалась и спросила: «А ты помнишь, как залепил мне жвачку в волосы?» Он сказал: «Нет» — и поставил несколько хохочущих смайликов. Так я выяснила, что вещь, которая одному человеку врезается в память до конца жизни, в душе другого может вообще не оставить следа.

Я окончила школу с медалью, а университет — с красным дипломом

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

Травля прекратилась в начале 9-го класса, когда на носу был ЕГЭ. Никому не хотелось окончить школу со справкой, а я считалась самой умной. Конечно, им понадобилась моя помощь — и я ее оказала. Кто-то через несколько лет даже написал мне «спасибо».

Школу я окончила с серебряной медалью, потому что ровно в середине 10-го класса по семейным обстоятельствам переехала жить в поселок к бабушке. Из-за злосчастного серебра я взялась даже за ножницы, что хорошо видно на фотографии выше. К счастью, это было очень легкое членовредительство, в прямом смысле царапины. Просто школа была новая, и первое время отвечать на уроках я не могла, потому что было страшно: вдруг опять кто-то будет меня осуждать или увидит, что я ношу старые джинсы, и начнет смеяться. Этот страх, к сожалению, остался со мной до сих пор. Никакая логика не в состоянии его победить.

В то время я решила, что отношения между людьми должны быть экономически выгодными: ты — мне, я — тебе. Поэтому я старалась получать лучшие оценки, чтобы в случае чего можно было бы обменять их на «безопасность». В университете уже не было ни троллей, ни издевателей, а вот рефлекс остался: до сих пор нервничаю, когда не могу сделать что-то идеально. Наверное, поэтому у меня красный диплом, а на очереди второй — тоже красный.

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

В списке того, чем я хотела утереть нос своим школьным обидчикам, есть много чего:

    изданная за свой счет книга рассказов и вторая книга, которая выйдет в свет через несколько месяцев (ее оплатило уже государство); несколько побед в международных и российских литературных конкурсах; больше десятка публикаций в литературно-художественном журнале; самостоятельно выигранный и реализованный грант от государства; несколько сертификатов разных курсов — от программирования до рисования; и даже пресс, на котором видно кубики, если как следует напрячься;

Думаю, у меня не было бы внутренней силы делать все это, не будь в моем детстве детей-троллей. Поэтому отчасти я им даже благодарна.

Сейчас я пытаюсь решить проблемы с помощью психолога

В каждой школе есть беспомощный и бедно одетый ребенок, которого травят. Когда-то это была я

Спустя 3 года после университета я решила обратиться к психологу. Проблема была странная, и я не связывала ее с травлей в школе: у меня с трудом получалось бывать в многолюдных местах. Я терялась, стеснялась, а чаще разворачивалась на входе и уходила.

Психолог рассказала, что подростки организуют «стаи» и для них важно быть частью группы, а не самодостаточной личностью. Меня в детстве не приняли ни в одну из «стай», поэтому я не смогла пройти этот этап и перейти к следующему, когда важна уже не группа, а человек сам по себе — такой, какой он есть.

После первой беседы со специалистом я смогла почти без волнения покататься на лошади (там было — о боже! — огромное количество людей и начинающих жокеев), сделать косы у незнакомого мастера и даже полетать на воздушном шаре с незнакомым пилотом.

Вообще, у психолога я была трижды — этого оказалось вполне достаточно, и стало понятно: чтобы справиться с проблемами, нужно делать больше того, что кажется страшным. Не лишним оказался и совет постоянно напоминать себе, что я не беззащитная школьница, а молодая женщина, которая при желании сама может наехать на обидчиков. Это работает, если повторять как мантру.

Хотя было бы еще лучше, если бы много лет назад рядом оказался хоть один взрослый, который бы понял, что я нахожусь в трудной ситуации. К сожалению, такого человека в моем детстве не было.

От лица бывшей третьеклассницы хочу обратиться к родителям: пожалуйста, помните, что, если ребенок внезапно начинает прогуливать уроки или даже получать тройки, это не значит, что он плохой. Возможно, он попросту не может признаться вам в чем-то, что считает постыдным».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.