Главная

Так и не простившая измену. Ее новая жизнь началась сегодня, на рассвете..

Теперь же она должна была убедиться. Сегодня вечером Сергея как раз должны “задержать на работе”.

http://pirooog.ru/wp-content/uploads/2019/08/01-24.jpg

— Катенька, погоди минутку. — окликнула у подъезда Вероника Андреевна, деловитая соседка со второго этажа.

Катя спешила, но женщина дружила еще с ее матерью, поэтому уйти было неудобно. Девушка остановилась и приветливо улыбнулась. Женщина по-свойски обняла Катю и отвела в сторонку, подальше от скамейки с насторожившимися старушками.

loading...

— Катюша, — почему-то смущенно заговорила женщина. — Я понимаю, что не в свое дело… Но Сережа твой, понимаешь, с девочкой одной с моей работы встречается.

Выговорив это, Вероника Андреевна испуганно взглянула на Катю, будто сама была перед ней в чем-то виновата. Девушка слегка побледнела, но тут же взяла себя в руки.

— Вы точно уверенны? Может, это не он? — сдержано спросила она.

— А, может, и не он. Может, обозналась я, — проговорила соседка, отводя глаза.

Они распрощались и разошлись. Каждая точно знала, что Вероника Андреевна не «обозналась». Просто это был их беззвучный договор, чтобы можно было сделать вид, что не случилось ничего ужасного.

Катя знала. Нет, правильнее сказать: догадывалась. Но все было так хорошо, и это хорошо ломать не хотелось.

Теперь же она должна была убедиться. Сегодня вечером Сергея как раз должны “задержать на работе”.

Она отпрашивается у начальницы, сославшись на адскую головную боль. Потом берет у брата машину. Как хорошо, что она вписана в его страховку.

Она сидит в машине, напротив офиса Сергея, и нервно пьет кофе из бумажного стаканчика.

Он выходит в 16:00, садиться в их BMW, на который они вместе так долго копили. Он едет к областной больнице (именно здесь работает Вероника Андреевна), паркуется в переулке, и через несколько минут в машину запрыгивает молоденькая девица. Рыженькая, вертлявая, она с ходу впивается в его губы…

Вот уже полчаса Катя наблюдает, через большую витрину, как они воркуют в кафе. Ее муж гладит чужую руку, обнимает чужие плечи и шепчет что-то на ухо девушке, заливающейся смехом.

Она прокручивает в голове фильмы, где разъяренная жена кидается на любовницу с кулаками, бьет посуду, вышвыривает с балкона вещи.

Странно… Злости совсем нет. Просто что-то умерло внутри, образовав тупую, заполнившую ее до краев пустоту.

Она едет домой…

Прошла уже неделя, но она так ничего ему не сказала. Она просто не знает, что ему сказать. Пять лет они планировали жизнь на двоих, и теперь у нее просто нет плана на жизнь без него. Она мечтает, что все решится само.

И кто-то на другой стороне уже услышал ее желание, колесо судьбы сделало поворот.

— Ты чего такая кислая ходишь? — спрашивает Сергей в пятницу вечером и звонко чмокает ее в щеку.

— Устала просто, — отмахивается она.

-Федотовы завтра на рыбалку с ночевкой зовут. Аллочка какое-то озеро особое знает. Поехали — развеешься.

— Озеро — это хорошо, — задумчиво-протяжно отвечает Катя.

Ей представляется холодная темная вода, обволакивающая тело, захлестывающая с головой.

Сергей не замечает ее состояния.

— Ну, значит, едем, — торжественно провозглашает он и хватается за телефон.

К двум часам следующего дня они уже прибыли на место, расставили палатки, закинули удочки и наладили мангал.

Алла суетится, временами заглядывает Кате в глаза и спрашивает:

— Ты как?

Но Катя только мотает головой. Если она произнесет это вслух — все станет реальностью и пути назад не будет.

А место вокруг них удивительной красоты. Даже странно, что в такой день здесь никого нет. За все время лишь стайка шумных подростков на велосипедах заехала поплескаться, и через полчаса укатила восвояси.

Вечером, грея ладони о миску горячей ухи, Сергей спрашивает:

— Аллочка, а чего здесь нет никого? Рыбы столько, и никто не ловит.

— Да, не знают заезжие про это озеро. А местные его недолюбливают.

Девушка нервно хихикает.

— А ну колись, негодница, куда ты нас затащила? — муж шутливо толкает Аллу локтем в бок.

— Да ничего такого. Когда-то здесь крепостные торф добывали. Выработку забросили — озеро набралось. А потом… Вроде после революции это было. Жила неподалеку, в деревне, девушка. Мать ее от женатого мужика родила. За это все детство и ее, и мать в деревне травили. Девчонка выросла и влюбилась без памяти в парня одного. Вроде взаимно у них все было, уже к свадьбе готовилась. Но случайно узнала она, что парень втихую с подружкой ее гуляет. Мать домой пришла, а дочки нет. Только записочка корявая, мол уехала судьбу свою устраивать, не ищи меня, не плачь. Так больше ее никто и не видел. А потом слухи поползли, будто на озере мужики стали гибнуть. Вот и выдумал кто-то, что она в озере утопилась и мстит теперь. Да ерунда это. Мы все детство здесь купались и рыбу ловили, никто не утоп.

Катя с невольным злорадством смотрела на напрягшегося мужа, на его стиснутые челюсти и смущенно отведенные глаза. Девушка никогда не верила в страшилки, лишь чувство родства с незнакомой девушкой из далекого прошлого шевельнулось в душе.

Темнота неспешно сгущалась над озером.

Глядя на обнимающихся друзей и веселого мужа, сыпавшего шутками, Катя все больше чувствовала себя чужой на этом празднике жизни. Он вел себя как ни в чем не бывало. Будто и не было той — другой.

И сознание Кати наполнялось отчаянной безысходностью. Когда терпеть стало невозможно — она тихонько ушла в палатку. Попыталась вылезти в интернет, но сигнал был отвратительный, и она совсем незаметно уснула.

Проснулась глубокой ночью, как от удара. Щемящая тревога сдавила грудь. Сергея рядом не было.

Девушка осторожно выбралась из палатки. Все застилал густой туман. Он был такой плотный и вязкий. Он зыбко колыхался, мгновенно окутав Катю липкой пеленой. По памяти она двинулась в сторону озера. Сергей, как обычно, заснул на коврике возле удочек, боясь упустить свою “огромную рыбину”.

У воды туман был еще гуще.

Цепенея от ужаса, Катя смотрела, как зыбкая дымка над спящем мужем обретает плотность, складывается в стройную девичью фигуру, и белая тонкая рука тянется к его груди.

В ушах звучал вчерашний рассказ Аллы.

— Не надо! — вскрикнула Катя, выбросив руки вперед, прикрывая беззащитную грудь Сергея.

— Твой? — послышался еле слышный журчащий голос.

— Да.

— Гуляет ведь!

— Я знаю, — вздохнула Катя.

Туман качнулся, сине-зеленые глаза зыбкие, как воды озера, внимательно заглянули в серые глаза Кати.

Затем девушка-призрак выпрямилась и двинулась по кромке воды. Катя, помимо своей воли, пошла следом. Будто они две подружки, прогуливающиеся по берегу.

— Ты подумай, может, лучше без него будет?

— Нет, — уверенно мотнула головой Катя. — Пускай живет.

— Простила, значит. А вот я не смогла.

Девушка-призрак остановилась, глядя куда-то вдаль, на далекую деревню, невидимую за деревьями.

— Не бойся, не трону его, раз простила. Пускай живет.

— А ты? — вдруг вырвалось у Кати.

— А я.… — вздохнула девушка, — Я сама себя обманула. Заходила в воду и думала: “Пока косточка моя последняя не истлеет, не дам покоя гулякам бесстыжим!” Злость и отчаяние плохие советчики. Он жизнь прожил. А я все мести отдала. Месть — она не дает ни счастья, ни покоя. И сама не знаю, сколько лет мне еще маяться. А ты иди, у тебя вся жизнь впереди. Хороших их много. Я ведь не всех забираю, только…

Девушка бросила взгляд через плечо на спящего Сергея.

На мгновение Кате показалось, что капелька блеснула на холодном бледном лице. Но в туже секунду, фигура стала зыбкой и тонкой струйкой тумана стекла с берега в темную воду.

А Катя вернулась и опустилась на коврик рядом с мужем. Она сидела до самого рассвета, чутко охраняя его сон. С каждой минутой понимая, что теперь он ей чужой человек.

Медленно поднимаясь из-за деревьев, солнце согрело воду золотом своих лучей, хлынувший свет, заполнил душу Кати и подарил обещание новой счастливой жизни.

Почти всю обратную дорогу она молчала. Покой и умиротворение внутри не нуждались в словах.

Дома она посмотрела в глаза “своему Сергею”, коснулась его щеки:

— Иди к ней. Может, это твоя судьба.

Он понял все сразу. Он пытался что-то говорить. Но его слова больше ничего не значили. Ее новая жизнь началась сегодня, на рассвете, и ему больше не было в ней места.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.