Главная

И этот стыд нами правит

Нет-нет, ничего политического, исключительно психология. Я сегодня решил напомнить вам о ряде ситуаций и устоявшихся стереотипов, которые заставляют многих из нас действовать предсказуемо и клишированно, практически не включая голову.

 

Итак, вот вам навскидку несколько таких случаев, некоторые из которых даже гордо обозвали теориями. Многие из них воспринимаются неоднозначно в учёных кругах, но они есть — и будет не лишним привести их тут.

loading...

1. Теория разбитых окон. Тут, что называется, кто первый сформулировал, того и в граните отлили. А сформулировали эту теорию в 1982 американские социологи, Джеймс Уилсон и Джордж Келлинг. Они какраз в то время пытались разобраться с причинами роста преступности в Нью-Йорке. С теми, о которых можно написать так, чтобы потом адвокаты и правозащитники не заклевали. Ну и нашли одну такую закономерность, когда мелкие правонарушения запускают лавину следующих, по типу «а что, так можно было?». 

То есть, если на стенах района появляется куча граффити, а на улицах валяется мусор — жди, что в этом районе криминогенная ситуация будет только хуже. А если в здании разбито окно, и никто вовремя его не стеклит — скоро повыбивают и остальные. Не знаю, как там насчёт окон, а вот этапы жизни брошенной во дворе машины многие из нас наблюдали, наверное: сначала у неё сдуваются колёса, потом вдруг разбивается стекло, а там она и вовсе сгореть может. Ведь, если нет реакции на очередной виток энтропии, эта самая энтропия в лице несознательных элементов решает, что можно ещё чуток побезобразничать.

В 1994, заступив на пост мэра Нью-Йорка, Рудольф Джулиани взял эту теорию на вооружение. И распорядился мусор убирать весь и сразу, граффити безжалостно замазывать, безбилетников в метро ловить и карать, разбитые стёкла вовремя менять, попрошаек гонять, драчунам прописывать целебных звездюлей. И ведь добился того, что к концу 90-х в городе количество преступлений против личности уменьшилось на 56%.

2. Тоннельная реальность. Скажем так, это не столько теория, сколько наблюдение. И вывод из него: мы все живём в своих собственных тоннелях, построенных из наших взглядов, убеждений, привычек, вкусов, образования, воспитания, собственного жизненного опыта — да много чего. Главное же свойство таких тоннелей — видим мы только в диапазоне, ограниченном его стенками. И редко выходим на свет. Пример? Да пожалуйста. Помните картину Сальвадора Дали «Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения»? Вот скажите, многие ли из вас воспринимают именно так, как задумывал её автор? Да ничего подобного. Кто-то о Фрейде и не вспомнит, кто-то, напротив, восхитится и тут же найдёт кучу более глубинных смыслов, заложенных в творение, кто-то поинтересуется, а что такое надо покурить или выпить, чтобы все это приснилось, кто-то фыркнет — мол, мазня, кто-то резюмирует, что автор тупо троллит публику, а кто-то просто залипнет на изображение голой женщины. И так не только с картиной, но и с любым событием. Возьмите те же комментарии к любому, даже самому нейтральному посту в соцсети. Каждый смотрит из своего тоннеля, будучи ограничен его стенками. И только к доллару и золоту у всех более-мене схожие чувства, хотя и тут всяк старается по-своему кокетничать. А в своём тоннеле тепло, уютно и привычно, и нет причин менять его на открытые пространства или, тем паче, чей-то чужой тоннель…

3. Коварство ползучей нормальности. Мы как-то раз с вами обсуждали градиент восприятия. Так вот, эта теория толкует примерно про то же самое. Как, например, ощущает себя человек, заглянувший с раннего морозного утреца в солдатскую казарму? Подскажу: запах непередаваемый. Сразу думаешь о противогазе и о том, как же они, бедные, тут всю ночь-то… А они ничего, вовсе даже не бедные, просто малость опухшие со сна. Запах? Какой запах? Никакого запаха. Так, глаза немного режет, а в общем ничего. Правильно, это вы со свежего воздуха зашли, и нос ещё не притерпелся, а они-то с вечера своё обоняние тренировали. Точно так же происходит и с восприятием суеты и шумовой нагрузки, когда из провинции приезжаешь в столицу: оглушает. Давит. А стоит пожить некоторое время — и нормально всё становится. Уже и шум не так бьёт, и суета, если разобраться, по делу. 

А теперь представьте сам процесс привыкания к меняющимся условиям. Да, мы все заметим, если изменения будут происходить резко. К примеру, как было это с обвалом рубля. Или с деноминацией. А если он обесценивается исподволь, по копеечке-другой в день, год за годом? Так вроде бы и ничего страшного, бывает. То же самое с экологической обстановкой: одно дело, если бы она изменилась сразу от состояния практически деревенского пленэра до смога мегаполиса, и совсем другое — когда год за годом, а там и привычка носить респиратор, а позднее и противогаз, не вызовет особого удивления и неприятия. То же самое и с обстановкой политической. Ведь и в той же Германии нацизм свои позиции отвоевывал шаг за шагом, и к каждому из них жители страны понемногу привыкали. Да тот же брак возьмите: вы бы вот так, с ходу, впёрлись в отношения, которые существуют после десяти-двадцати лет совместной жизни? Да ничего подобного, бежали бы, роняя тапки. А вот если конфетно-букетный период, свадьба, постепенное становление обязанностей и взаимное (или одностороннее) урезание прав и претензий — так вроде бы, и все так и должно быть… 

Кстати, теория хорошо работает, когда правительство затеяло какую-нибудь движуху, но не хочет взрыва народного негодования.

4. Мощь анонимного авторитета. Или о том, как запудрить мозги и выключить критику у ширнармасс. Да, мы можем до обронзовения гордиться тем, какие мы все стреляные воробьи, так что не пошли бы вы со своей мякиной. Да, мы все смеемся над чужой доверчивостью и лоховатостью — так, иногда жалея и испытывая даже какую-то неловкость за прочих простачков. И тут же сам покупаемся на волшебные слова. Какие? А вот: «ученые утверждают» (какие учёные? Где статья? Где пруф?), «эксперты сделали вывод» (что это за эксперты? Кто заказывал экспертизу? Где опубликованные результаты?), «многие специалисты» (многие — это сколько? А сколько это в процентном отношении к общему числу специалистов в данной области?), «считается» (кем конкретно? Кто так считает? А сколько считает иначе?), «до 100%» (а это сколько именно — 1% или 99%?) 

Почему так происходит? Да просто все уточняющие вопросы бывает или тяжело, или лень всё время задавать. И порой психика просто пропускает подобные утверждения без критического фильтра, предпочитая быстренько (и менее энергозатратно) приняв всё на веру. Это как с чтением текста. Да-да, в том числе и в нашей уютненькой. Наверное, заметили тенденцию к тому, что длинные тексты, с не столь явно очерченными, выведенными по пунктам и разложенными по полочкам выводами читаются менее охотно, чем короткие, яркие и с «раз-два-три»?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.