Главная

Если завтра война…

Можно с разной степенью патриотизма и восторга относиться к людям, прошедшим горнило войны. Из года в год День Победы для меня — это смесь эмоции от гордости за этих людей, отстоявших Родину, до грусти — от того, как неумолимо забирает их время. И мне есть, что рассказать о своих дедушках и бабушках, но рассказывать я буду совершенно об ином аспекте той войны и связи его с нашими днями.
В конце 2015 года жизнь свела меня с замечательным эндокринологом, имеющим широкую практику и занимающимся исследованиями в области поиска излечения диабета 2 типа. В непродолжительном разговоре возникла тема о людях с большим стажем диабета 1 типа. Моя собеседница отметила уникальные случаи, при которых инсулинозависимые диабетики 1 типа во время войны выживали, обходясь продолжительное время без инсулина. Достигалось это к сожалению потерей здоровья и жёсткими ограничениями в питании. Но тема разговора была иной, и времени подробно поговорить об этом не было. Вспомнился этот разговор, когда я смотрел на лица ветеранов в День Победы и решил самостоятельно поискать информацию о подобных историях «наших» людей. Но мои поиски получили неожиданный оборот и очень «тонкую» (с точки зрения этики), но, на мой взгляд, крайне актуальную тему.

История Евы и Виктора Заксл или о героях, спасших себя и 427 человек.

Картинки по запроÑу
Уверен, что большинство «сладких» и родителей «сладких» читали об этой удивительной странице жизни людей, зависимых от инсулина. Эта история — образец веры в свои силы, ума, любви и стойкости духа.

«Когда нет возможности приобрести инсулин даже за деньги, а от купленного на черном рынке умирают твои друзья, приходиться что-то придумывать — например, варить его в домашних условиях. Во время Второй мировой войны сильная и смелая Ева Заксл вместе со своим мужем Виктором начали производить «домашний» инсулин и этим спасли жизни еще 400 диабетиков.
Жизнь Евы с диабетом началась в 1940 году, когда ей было 19 лет, именно тогда у нее диагностировали сахарный диабет 1 типа. В то время Ева с мужем Виктором бежали из оккупированной Чехословакии, на корабле они добрались до Шанхая, где и поселились.
На новом месте пара начала обустраивать новую жизнь — Ева стала преподавать английский, а Виктор пошел работать инженером. Именно в Китае Ева обнаружила, что у нее сахарный диабет. Первым сигналом была сильная жажда.
Но жизнь с диабетом почти сразу подбросила Еве неприятные сюрпризы. Под влиянием японской оккупации начали одна за одной закрываться аптеки, и купить инсулин просто не было возможности.

Через некоторое время Ева и Виктор получили копию книги Фредерика Бантинга и Чарльза Беста, в которой детально описано, как им в 1921 году удалось произвести инсулин. Это и вдохновило молодую пару попробовать производить инсулин в домашних условиях.

Свой первый коричневый инсулин Закслы протестировали на кроликах в маленькой лаборатории, которую дал им один китаец. Конечно они боялись, что инсулин может быть заражен какими-то бактериями и получится не очень эффективным. Но случилось чудо — их инсулин помогал! После того, как инсулин на себе испытала Ева, Виктор отнес одну бутылочку в ближайшую больницу, где срочная доза инсулина спасла жизнь двоих пациентов с диабетом. Один из них в знак благодарности даже назвал своего сына Виктором.
Через некоторое время Ева и Виктор начали производить инсулин и для других людей с диабетом, которые проживали с ними в Шанхайском гетто. А их там было примерно 400!

В 1968 году после смерти Виктора Ева переехал жить в Сантьяго к брату, где активно помогала людям с диабетом. Умерла эта мужественная женщина в 1992 году, прожив с диабетом 52 года
«.

loading...

Более полно и подробно можно прочитать в журнале «СахарОК» или в других источниках. И это очень здорово, что такая история имела место быть и была не просто успешной, а спасла большое количество людей. Вы просто попробуйте представить мысленно 400 человек. И логично, что после прочтения возникло несколько вопросов, на которые хотелось бы получить ответы.

Вопрос первый. Разве это вероятно ?

Разве возможно производить инсулин в «домашних» условиях ? Вопрос с самым коротким ответом. Да. Даже если мы теоретически представим, какими средствами, инструментами, приборами и т.д. пользовались Фредерик Бантинг и Чарльз Бест, сумевшие первыми получить инсулин, то очевидным становится, что за прошедшие практически 100 лет большая часть этих средств прогрессировала. Техника, методология в химии и биохимии, системы фильтрации и т.д. Но главное: «рецепт» производства инсулина доступен для каждого, имеющего возможность выхода в интернет. То есть для каждого из вас, мои дорогие читатели. Всё это даёт право утверждать — производство инсулина в «домашних» условиях возможно. НО ! Какой это будет инсулин ? Какого качества ? Это всё очень важные вопросы, касающиеся безопасности. И, конечно, я ни за какие деньги не стал бы использовать «домашний» инсулин, имея выбор между ним и качественным, сделанным на современном предприятии, генноинженерном инсулине.

Вопрос второй, важный. Для чего это нужно ? ( Безопасность.)

Помню как в 2014 году буквально за месяц до манифестации любимой дочери, мы собирали инсулин для жителей Донбасса. Тогда я не знал всей ценности того, что мы делали. Нам просто было сказано — без него умрут дети. И мы собирали средства, закупали, отправляли. Не столько страшна терапия, уколы, проколы, сколько мною, как родителем,овладевает страх остаться в силу непредвиденных обстоятельств без инсулина на продолжительный срок. Инсулинозависимость — это сама хрупкая часть нашей жизни. И что делать если завтра… ?
Завтра всё будет хорошо. Я в этом уверен. Но я был бы более уверен, имея знания, навыки и возможность производить инсулин хотя бы приемлемого качества, который удалось получить Виктору Закслу. И это повод серьёзно задуматься над всем вышеописанным. Но не только. Общаясь с диабетиками со стажем я иногда слышу истории про экстремальные обстоятельства, из которых они смогли удачно выйти. И как мне кажется, было бы неплохо собрать эти истории с описанием вариантов их решений. Но вернёмся к «главной» теме.

Вопрос третий. Может кто-то его уже производит ?

Картинки по запроÑу biocurious lab
Может кто то уже производит «домашний» инсулин ? Возможно, это так, но. вряд ли это станет публичным достоянием. Нарушение всевозможных норм производства медицинского препарата скорее всего повлечёт серьёзную ответственность в любой стране. Но вот попытки предпринимались и предпринимаются. Ещё в 2014 году, перемалывая груды информации в интернете, я наткнулся на форум в американском сегменте, где молодые люди обсуждали попытки производства. Именно попытки, так как ими уже проводились определённые опыты, исследования, но добиться приемлемого результата не удавалось. Ничего кроме скептической усмешки у меня эти ребята не вызвали. А зря…Биохакеры, как оказалось, за небольшой промежуток времени очень основательно развернулись. Несколько лабораторий, финансовая поддержка, профессиональные микробиологи и амбиции в создании рекомбинантного человеческого инсулина вызывают невольное уважение. Они уже не прячутся, а заявляют о себе как о вполне серьёзном движении, декларирующем доступные технологии и доступные лекарственные препараты, полученные в биолабораториях. Как я и говорил выше, инсулин, который производился Ф.Бантингом и Ч.Бестом, а позже В.Закслом, не требует какого-то сложного оборудования. Этим и пользуются биохакеры, оценивающие стоимость лаборатории около $2000. Так что, возможно они уже его и производят. Но для меня этот вопрос стоит иначе — меня бы очень устроила портативная лаборатория и инструкция для работы с ней… на случай самой экстремальной ситуации.
Во всём вышеописанном можно отыскать массу противоречивых моментов, в первую очередь связанных с этичной стороной вопроса. Но давайте всё же вспомним некоторые моменты.
Фредерик Бантинг своим инсулином первым делом спас детей. У меня даже нет сомнений в том, что придумай он сейчас этот инсулин, он не смог бы спасти никого в ближайшие 10 лет. Система ввода любого нового препарата в применение в наше время — это несколько (до 10) лет клинических исследований на взрослых, а потом столько же (если разрешат) на детях, и только потом становится доступна для терапии. Да, это делается для нашей с вами безопасности. Но факт остаётся фактом. А где-то прямо сейчас от отсутствия инсулина или по причине его стоимости умирают дети. Так что,по мне, альтернатива Big Farm’e в лице биохакеров — это вполне приемлемое решение для нуждающихся. Да, Виктора Заксла я с этого дня буду считать одним из известнейших биохакеров прошлого столетия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.